Сила литературы/Дружба литератур

 

Не бывает последнего дня у дружбы

Она всегда кончается вчера.

Относительно печально известных событий последнего времени уже много сказано и написано, как в Турции, так и в России. Отношения между двумя странами рассмотрены-пересмотрены с политической, экономической и военной точки зрения. Просчитаны все «за» и «против». Написаны десятки статей о политической дружбе, экономической и даже военной. Но мало находится тех, кто смотрит на отношения между Россией и Турцией с точки зрения дружбы литературной. С одной стороны, я продолжаю надеяться на то, что именно дружба литераторов и переводчиков может жить вечно и именно она является основой для любого другого рода отношений. С другой стороны, я осознаю, насколько наивным может показаться большинству людей мой подход. Но «В начале было слово», и, быть может, «в конце» тоже будет слово, а посему наш долг – неустанно искать новые и новые пути в безбрежном океане словотворчества.

Я верю, что литература как искусство слова – как бы ни был каждый отдельный автор субъективен в своих оценках и пристрастиях – отражает внутренний мир народа, его духовную природу. Даже если речь идёт об авторском вымысле или, скажем, о научной фантастике. Ведь читая Толстого, мы так или иначе «читаем» Россию. Точно так же, как читая Азиза Несина, мы «читаем» Турцию. Подобные примеры можно приводить до бесконечности, но здесь возникает вопрос: если предположить, что все мы понимаем произведение, которое читаем, то сколькие из нас в силах понять страну, в которой живёт автор, общество, которое взрастило в нём писателя? Или ещё – сколькие из нас прилагают усилия, чтобы понять это? От сегодняшней молодёжи – не только в наших странах, но и во всём мире – мы можем получить следующий ответ: «Что мне до этого? Книга прочитана, при чём здесь общество, страна?» и, по большому счёту, подобное мнение можно в определённой степени считать справедливым. Ведь отношение сегодняшнего молодого поколения к книге, мягко говоря, не столь трепетно, каким оно было ранее.   

 

При первом же произнесении слова «Русь» турки не могли не чувствовать невольный холодок, поскольку наши народы воевали десятки лет и после небольшого перерыва опять находились на днях в довольно абсурдной ситуации. И роль литературы в устранении прохладцы в наших отношениях переоценить невозможно.  

Как невозможно для турок отрицание роли литературы в уменьшении обеспокоенности при слове «Москоф», значение которого мы, турки, с одной стороны совершенно не знаем, а с другой стороны наделяем это слово целым множеством значений.

Полагаю, никто не станет отрицать, что для русских людей литература сыграла важную роль в снижении язвительности слова «турок» и снижении чувства опасности при слове «басурманин».

Оставим день сегодняшний – но разве может быть банальным совпадением тот факт, что в период Холодной войны при слове «русский» даже ультраправым в Турции автоматически приходило в голову имя Толстого (стóит отметить, что даже в левых кругах он мог бы составить серьёзную конкуренцию Ленину) И разве при слове «Турция» не мелькала у любого обычного человека в советской России ассоциация с экранизацией романа «Королёк, птичка певчая»?  

Можно сказать, что увлечение литературой, начавшееся в 30-х годах прошлого века, после окончания Второй мировой войны стало для нескольких поколений настоящей любовью к искусству слова. И бесполезно отрицать, что именно эта любовь сыграла немаловажную роль в политике создания «советского человека» в России. Так же, как в Турции эта любовь легла в основу движения просвещения. Процент грамотности, который в обеих странах измерялся в единицах, начал расти, и вместе с ним развивалась политика насаждения «правильной» литературы. Наряду с произведениями западных писателей в Турции росло число русских и советских авторов, а в Советском Союзе – турецких. Наряду с теперь уже действительно ставшими «классическими» произведениями русской классической литературы, турецкий читатель узнал и советских авторов, таких, как например Шолохов и Зощенко. Послевоенное время, в особенности начиная с 60-х годов, ознаменовано пристальным интересом к турецкой литературе учёных-тюркологов, благодаря чему растёт количество переводов на русский язык таких турецких авторов, как Решат Нури Гюнтекин, Факир Байкурт, Орхан Кемаль, Азиз Несин, Яшар Кемаль. Невозможно в этом смысле переоценить роль Назыма Хикмета – именно он был среди тех, кто положил начало этому процессу.

Настоящий же бум советской литературы начинается в Турции в 1968 году, когда практически весь мир охватывают протестные выступления молодёжи, а также получает развитие левое движение. На прилавках книжных магазинов появляются произведения Ильи Эренбурга, Евгения Симонова, Александра Бека, Бориса Васильева, несколько позже встречаются со своим читателем Чингиз Айтматов, Юрий Бондарев, Валентин Распутин. Стихотворения советских поэтов – Владимира Соловьёва, Вячеслава Ивáнова, Веры Инбер, Леонида Мартынова, Александра Твардовского, Евгения Винокурова, Роберта Рождественского, Андрея Вознесенского, публикуются во множестве журналов и антологий.

В результате государственного переворота, произошедшего в Турции в 1980-м году, и последующей за ним политики молодёжь заметно охладевает к чтению. В 1990-х, в период развала Советского Союза, в обеих странах заметно снижается интерес к литературе друг друга, но всё же в Турции продолжаются переводы классических произведений русской литературы, а также тех современных авторов, издание которых не требует оплаты авторских прав. В России же новый виток популярности турецкой литературы получает начало с переводом таких современных авторов, как Орхан Памук и Элиф Шафак.   

В прошлом наши народы, воевавшие на протяжении почти ста лет, не имели возможности узнать и понять друг друга. В последние же семьдесят лет, даже при различных политических мировоззрениях, мы встали на путь понимания друг друга с помощью литературы.

Те, кто упорно пытается насадить нам враждебные мысли – а именно так я вижу события последнего времени – должны знать, что из памяти народа никоим образом невозможно стереть ни «Ореховое дерево», ни «Король футбола», ни «Фериде». Так же как нельзя стереть «Жди меня», «Мать» и «Анну Каренину». И не останутся напрасными усилия переводчиков, благодаря которым дружба литератур, возникшая несмотря на столькие перипетии, превратится в дружбу на века!

Мы всегда благодарны им – тем, с чьей помощью два наших народа становятся ближе друг другу. Это Мизанджи Мурат, Ольга Лебедева, Хасан Али Эдиз, Aсар Эппель, Ва-Ну, Tофик Меликов, Нихаль Ялаза Талуй, Aлександр Суздальцев, Мехмет Озгюль, Mария Павлова, Эргин Алтай, Mорис Ваксмахер, Атаол Бехрамоглу, Mихаил Курганцев, Азер Яран, Ради Фиш, Мазлум Бейхан, Евгений Витковский, Кайхан Юкселер, Светлана Утургаури, Сабри Гюрсес, Вера Феонова, Айше Хаджихасаноглу, Аполлинария Аврутина, и многие другие. И я верю, что благодаря этим людям, благодаря высокому искусству слова, этот «вчерашний день» нашей дружбы, когда уже ничего нельзя изменить, никогда не наступит!